Видео: Фламинго, совы и орлы снова учатся летать в центре реабилитации птиц в Бердске

Александр Милежик для кормления пернатых берет в НИИ цитологии и генетики мышей, оставшихся после опытов. Подлеченных и окрепших птиц он выпускает на волю.(ВИДЕО, ИНТЕРВЬЮ)

Видео: Фламинго, совы и орлы снова учатся летать в центре реабилитации птиц в Бердске
У совы Укли и Александра Милежика полное взаимопонимание

Александр Милежик лечит и выхаживает хищных птиц. Его центр реабилитации пернатых работает около трех лет. Александру привозят раненых хищников со всех соседних областей. Он выхаживает их и выпускает обратно на волю.

Птицы живут прямо у него в городской квартире, где он каждый день ухаживает за ними и помогает вновь встать на крыло. Помимо пяти сов и черного коршуна у Александра еще две собаки и кошка. С порога дружелюбные псы встречают любого гостя и, не отходят потом ни на шаг, ждут внимания.

Видео: Фламинго, совы и орлы снова учатся летать в центре реабилитации птиц в Бердске

В небольшом вольере на верхнем ярусе живут две совы с сотрясением мозга

Интервью

— Как вам пришла в голову идея заняться лечением пернатых?
— Реабилитация хищных птиц – это мое хобби, а не профессия. Сам я вообще водитель-грузчик. Занимаюсь поставкой фруктов у нас на рынке. В 5 утра еду на «Хилок», а в 11.00 я уже дома. Остальное время – посвящаю хищникам.

Организации, которая бы занималась лечением таких животных, у нас просто нет. Начнем с того, что у нас на орнитологов не учат. В учебных заведениях, конечно, проходят какие-то азы, но этого не достаточно для полноценной деятельности такой узкой специализации. В одной из экспедиций нам задали вопрос: «На кого нужно учиться, чтобы стать орнитологом?». Товарищ ответил, что учиться надо на слесаря-автомеханика. Потому что если у тебя в поле заглохла машина, а в округе даже деревни нет, то тебе самому нужно будет как-то разбираться с этой проблемой.

— Как вы стали специалистом в этой области? Как стали разбираться в том, какая помощь требуется пострадавшей птице?
— Сам что-то нахожу, узнаю. Мы все общаемся друг с другом. По каким-то вопросам обращаюсь в клинику, где мне могут что-то подсказать. Запоминаю. Так и работаем. Люди часто бывают возмущены тем, что я прошу какой-то помощи от людей. Все почему-то считают, что это государственная программа, что деньги у нас рекой льются. А государству до нас дела нет. Никакой помощи от них мы не видим.

Я не эколог! Все только за собственные средства и по нашей инициативе. Я всегда прошу любой посильной помощи. Например, нам элементарно нужны тряпки для того, чтобы устилать вольеры, или мыши, чтобы кормить питомцев. Одна мышь стоит порядка 50 рублей. НИИ цитологии и генетики нам как раз помогает мышами. У них после опытов они иногда остаются. Я им звоню периодически, спрашиваю. Если есть, то приезжаю. И им нет мороки, чтобы мышей куда-то пристраивать, и для птиц очень нужная помощь. Потому что рацион для них – это вещь очень важная. Был случай, когда одна сова украла прямо из тарелки соленую рыбу. У нее было страшное солевое отравление. Мы ее еле выходили после этого случая. С коршунами, например, уже проще. Они и рыбу могут есть.

Автор видео Анна Терехова

— Вы сотрудничаете с какими-то научными институтами и организациями?
— Да. Я бываю на разных конференциях, где слушаю доклады передовых ученых-орнитологов. Недавно проходила международная конференция «Орлы палеарктики», где я слушал доклад выдающегося финского ученого Пертти Саурола. Плотно сотрудничаем с Сибирским экологическим центром. Я часто езжу на полевую работу по кольцеванию орлов. Туда вообще едет много энтузиастов, которые берут летний отпуск и отправляются кольцевать диких птиц. Еще сотрудники одного учреждения подарили нам старый списанный микроскоп, который еще вполне годен для тех минимальных исследований, которые мы проводим.

— Вы занимаетесь только дикими птицами?
— Я люблю именно хищных птиц. Мне нравится иметь дело именно с хищниками. Однажды мы были на Алтае, занимались кольцеванием. Я заметил орла, который вот-вот должен взлететь. Хищник уже начал стремительно набирать скорость, когда я услышал крик: «Ну что ж ты стоишь?». Я быстро стянул с себя водолазку, чтобы накрыть ей птицу, и кинулся за ней. Это такой адреналин, когда ты понимаешь, что голыми руками поймал хищника! Сравнить это можно разве что с ощущениями ковбоя, которые он испытывает на родео.

Автор видео Анна Терехова

— С какими травмами чаще всего к вам попадают птицы?
— Чаще всего это черепно-мозговые, то есть сотрясение мозга. Птицы не видят стекол, считают его открытым пространством и врезаются. За рубежом, например, распространена практика в период миграции птиц приклеивать на окна зданий силуэты хищников. Пролетающая мимо сова либо будет опасаться его и держаться подальше, либо как минимум будет понимать, что есть какая-то преграда. У нас, к сожалению, такого нет. И, например, тот же «Версаль» (торговый центр в Бердске — прим. ред.), я бы очень попросил сделать нечто подобное, чтобы обезопасить птиц. Но для того, чтобы найти рычаги давления на подобные организации, нужно потратить на это достаточно много времени, сил и денег. Помимо сотрясений, часто бывают повреждены крылья и внутренние органы от удара.

— Бывают ли случаи, когда пернатые страдают по вине человека?
— Да. Однажды пьяная компания решила пострелять по голубям из воздушки. Увидели, что что-то летит, а что именно, они же не понимают! Это оказалась дикая птица. Один, видимо, самый сознательный, принес ее мне. К сожалению, больше летать она не сможет. Выстрелом ей перебило кисть, которую пришлось ампутировать. Я вообще негативно отношусь к людям, которые бездумно стреляют по всем животным подряд. Бывает, купят ружье, и думают: «Я — охотник». Убивают животных не ради еды, что было бы вполне естественным и нормальным, а ради забавы и удовольствия.

— Что самое сложное в вашей практике реабилитации?
— Рассчитать наркоз – это самая большая сложность. Он очень губителен для птиц. Могут отказать внутренние органы. Поэтому стараемся обходиться без него. Трудно также вообще проводить диагностику. По идее, когда птица поступает, нужно провести анализы, сделать рентген. Анализы, какие можем, мы теперь делаем на подаренном микроскопе. А рентген-аппарат поблизости здесь вообще один, и снимок стоит 500 рублей. Поэтому обходимся без него. Если бы могли все это проводить, то, думаю, и смертность была бы ниже на 10-20%.

Автор видео Анна Терехова

— Что происходит с птицами после реабилитации?
— Выпускаю на волю. А тех, что самостоятельно в дикой природе уже не выживут, пристраиваю в добрые руки. Был случай, что к нам попал фламинго. Когда мы его выходили, то отправили в зоопарк. А вообще я даю объявление. Мне, как правило, звонят, говорят, что хотели бы забрать животное. По разговору сразу понятно, можно ли доверить этому человеку птицу или нет. Если он начинает задавать вопросы касательно содержания животного, например, чем кормить и как, значит с ним, как минимум, уже можно разговаривать. Ведь есть и такие, кто ничего не понимает и не осознает всех сложностей содержания хищника, а хочет сову только потому, что хочет сову.

— Вы курируете дальнейшее пребывание животного?
— Да. Ездить и навещать у меня, конечно, нет ни времени, ни денег. Но мы созваниваемся, мне присылают фото. Слежу за их дальнейшей судьбой, как могу.

— Давно ли вы заботитесь о животных?
— Я всегда хотел иметь дома животное. Но отец был против. Поэтому содержать питомцем я начал только тогда, когда стал жить отдельно. Сам я родом из Надыма. С детства хотел большую собаку, потому что это север, там все собаки крупные. Маленьких псов там не было, перед глазами у меня были северные породы. Поэтому, когда переехал сюда, у меня появились Таба и Бонни. Сейчас мне даже предлагали попробовать участвовать с ними в ездовом спорте. Таба – якутская лайка, это как раз подходящая порода, а Бонни – она тоже кого хочешь утянет.

— А с соседями у вас проблемы бывают?
— Бывают. Мне часто пишут анонимные записки о том, что я мучаю животных, что они голодом у меня сидят. Например, один коршун летом любил сидеть на балконе и смотреть по сторонам. Мне написали, что я издеваюсь над птицей, что держу его голодом на жаре и солнцепеке целый день. Ну, как тут объяснишь, что он сыт и сидит там только потому, что ему это нравится. И жара его никак не волнует. Я несколько раз писал ответные записки. Оставлял точный адрес и телефон. Приглашал посмотреть и убедиться самим. Но никто ни разу так и не пришел. Вообще мне бы из квартиры в дом надо переезжать, чтобы всем было удобнее. Да и для хищников можно будет поставить вольер побольше. Такая мысль есть уже давно. Но пока подходящего варианта я не нашел.

— Какую помощь вы ждете от людей?
— Любую. Если кто-то хочет нам помочь, то мы примем все. Нам нужны тряпки и газеты, чтобы застилать вольеры. Но больше всего, конечно, нужны мыши. Потому что в НИИ цитологии они есть не всегда, а самому покупать – это очень дорого в тех количествах, которые нужны. Сейчас у меня содержаться шесть сов и коршун. Если кто-нибудь захочет помочь, то в нашей группе в контакте «Помощь птицам Новосибирской области» (http://vk.com/birds54 ) можно найти всю информацию. Мы пишем там, если что-то нужно. А если кто-то захочет помочь материально, то там же можно найти все банковские реквизиты. Любой помощи мы будем рады и благодарны за нее.

3 декабря в квартире Александра Милежика появилась шестая сова — длиннохвостая неясыть. За помощью обратился Иван Гнипель, который нашел раненую птицу у ТЦ «Сибирский Версаль» накануне ночью. Сова повредила голову, ударившись на лету в большое окно магазина.

Видео: Фламинго, совы и орлы снова учатся летать в центре реабилитации птиц в Бердске

Черный коршун больше не может летать — у него перелом крыла

Мнение читателей
6
0
0
1
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Вы поможете пострадавшей сове и ее новым соседям?

Валентина, 04 декабря 2014 17:57
Молодец Александр! Надым и надымчане - клёвые!
Настанет лето - буду ловить на огороде мышей для его питомцев . Там их - море . Можно бы даже на охоту возить - полезное с приятным
Каурка, 04 декабря 2014 19:10
Вот проблема то мыши . Они ж размножаются в геометрической прогресси, надо купить пару мышей и через полгода их будет уже 500 штук)). Мыши едят всё, рожают каждый месяц по 5-15 штук мышат.
Их легко самим производить. В простом аквариуме держать.
Натуралист, 04 декабря 2014 19:30
Конечно, спасибо ув. Александру! Но всех птиц он не спасёт... Ему нужен свой дом и куча вальеров, однозначно)... А вообще то, с каждым годом травматизм диких птиц от деятельности человека будет увеличиваться... Проблема в антропогенной эволюции человека на Земле - он строит много "красивого"..., вытесняя косвенно (или напрямую) ряд животных-соседей... И это неизбежно.... Миром правят деньги, к сожалению...Большинству людей просто наплевать на Природу...., в том числе и на птичек..Пишу это, как орнитолог..
м&м, 05 декабря 2014 11:52
не знаю, но у меня какая-то гордость, что живу в городе, где есть такие вот люди. Спасибо, Александр.

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования