Предприятий-банкротов стало в полтора раза больше в России

Перед процедурой банкротства 90% предпринимателей выводят активы на сторону.

Предприятий банкротов стало в полтора раза больше в России
Число банкротств выросло почти в полтора раза

Почему компании ликвидируются, а активы уходят по дешевке.
Количество банкротств компаний постоянно растет. При этом зачастую должники оказываются вообще без имущества, и банкротство заканчивается ликвидацией бизнеса без погашения долгов, рассказали РБК в Федеральной налоговой службе.
Безусловно, есть банкротства, когда компании попадают в безвыходную ситуацию из-за экономических проблем, отмечает адвокат, партнер «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов. В случаях же прямых злоупотреблений предприниматель изначально намерен списать долги, уводит активы на другое лицо, а задолженность пытается списать через банкротство. Или же бизнес испытывает реальные проблемы, но вместо того чтобы раздать долги, начинает выводить оставшееся. «Таких банкротств, к сожалению, в России 90%», — отмечает Кислов.

Большинство банкротств контролируемое

Банкротства в России неэффективны, потому что большинство процедур контролируемое. Зачастую компании наращивают искусственную задолженность: например, заем не идет на производственную деятельность предприятия, а проходит транзитом, формируется «круговая» задолженность или просто фиктивный долг. «При этом сами должники редко начинают процедуру, пытаясь избежать подозрений в преднамеренном банкротстве», — отмечает заместитель руководителя ФНС.

Истинные намерения аффилированных кредиторов в большинстве случаев направлены не на то, чтобы вернуть задолженность наравне с частными кредиторами, а чтобы получить контроль над банкротством, отмечает Кислов.

Аффилированные кредиторы могут:

назначать «своего» арбитражного управляющего;
включать в реестр с его помощью свои требования, нарушая принцип равенства и справедливого распределения конкурсной массы;
препятствовать оспариванию сделок, позволять продолжать вести заведомо убыточную хозяйственную деятельность, выводя деньги и не платя текущим кредиторам;
утверждать нужное положение о торгах и выбирать нужные площадки, чтобы реализовать имущество должника по заниженной цене в пользу контролируемого покупателя.
Судебная практика пытается «на ощупь в темноте найти справедливый и адекватный ответ на массовые злоупотребления должников», говорит управляющий партнер юридической группы «Стрижак и партнеры» Максим Стрижак. Как отмечают адвокаты, аффилированным кредиторам стало труднее включаться в реестр кредиторов.

Из всей практики Верховного суда за последние два года особо выделяется пять знаковых прецедентов. «Их общий смысл в том, что задолженность не по экономическим причинам, то есть когда отношения связаны с реализацией корпоративных, внутригрупповых потребностей либо вообще имеются неопровергнутые сомнения в действительности сделки, не должна включаться в реестр. Но требуется, конечно, и законодательное решение этой проблемы», — рассказал заместитель руководителя ФНС.

Имущество распродается по дешевке

70% должников-юрлиц входит в процедуры банкротства уже без имущества.
Если активов нет, но есть признаки неправомерных действий, без введения процедуры банкротства после возврата заявления судом можно обращаться с отдельным иском для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.
В пять раз дешевле рыночной стоимости в среднем продаются активы при банкротстве.
Не более 4–5% задолженности в результате получают кредиторы.
6% составила доля успешных торгов по продаже имущества должников на открытом аукционе (на повышение цены) в 2018 году.
58% — на публичном предложении (на понижение цены).
Реализация имущества проходит неэффективно из-за низкого спроса и конкуренции на торгах. «Понимают, как купить имущество при банкротстве, только специалисты. Выявляются злоупотребления, направленные на устранение независимых покупателей, в том числе потому, что бенефициары в контролируемых банкротствах ставят перед арбитражными управляющими цель вернуть активы под их управление», — рассказал Чекмышев.

Банкротства чаще всего приводят к ликвидации

Доля вводимых судами реабилитационных процедур составляет всего 1,2%. «Финансовое оздоровление и внешнее управление, к сожалению, часто переходят в конкурсное производство. Доля успешных реабилитационных процедур — всего 0,2%. Лишь каждое 500-е банкротство приводит к оздоровлению предприятия», — рассказал заместитель руководителя ФНС.

Санация в России практически не применяется, потому что банкротство означает, что не хватает денег, у компании нет источника финансирования, подчеркивает руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации «Ильяшев и партнеры» Дмитрий Константинов.

Проблема в том, что часто сами компании не хотят пройти оздоровление и спасти бизнес. «Главный вопрос: как заставить, воспитать такой бизнес-климат, при котором предприниматели будут ответственно отдавать долги, которые они получили, осуществляя предпринимательскую деятельность на свой страх и риск, а не вычищать компании, оставляя не более 3% своим кредиторам», — добавил Кислов.

Источник: РБК

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Вы банкротили бизнес?

Эрвин, 26 июня 2019 10:24
а фнс не пробовало уменьшить свои аппетиты? знакомая всем мантра у нас налог "всего" 13% , меньше чем в европах-америках. Но не говорят про ндс, на прибыль , на имущество, таможенные сборы, акцизы, лицензии, падение рубля , в следствии чего удорожание расходки и оборудования, так как своего не производим. И тд и тп. А потом удивляются почему малый и средний бизнес еле дышит. И это мы не углублялись в кредиты, лизинги, флиты и прочее.

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования