Когда исчезнет дефицит лекарств в аптеках, ответил глава Минпромторга

"Нужно чуть-чуть еще времени для того, чтобы насытить этот спрос. Как вы знаете, при введении в гражданский оборот лекарственные средства проходят определенные процедуры контроля", - завил Мантуров.

% name% title
Денис Мантуров: проблема нехватки лекарств в аптеках будет полностью решена к середине декабря

Глава Минпромторга Денис Мантуров рассказал в интервью ТАСС о том, когда будет решена проблема с дефицитом лекарств в аптеках, сохранится ли их маркировка, о планах российских производителей вакцины от коронавируса, чартерах в Египет, ценах и объемах продаж автомобилей в стране, самолетах МС-21 и ИЛ-114, а также о том, когда ждать восстановления отечественного ретейла и общепита.

— В СМИ в последнее время очень много сообщений о нехватке лекарств в аптеках. Когда будет решена эта проблема?

— Я бы разделил эту проблему на две части. Она связана в первую очередь с госпитальным сегментом, где на сегодняшний день мы не видим дефицита, поскольку получаем данные от регионов в ИЦК (Информационный центр по мониторингу ситуации с коронавирусом). Запасы от двух до четырех недель, в разных регионах ситуация разная. А вторая составляющая касается аптечного сегмента. Именно над этим сегментом в первую очередь мы сегодня работаем и с регионами, и с аптечными сетями, и с производителями для того, чтобы обеспечить наращивание производства. То, что не производится в России, — это буквально несколько препаратов, которые были включены в перечень рекомендованных Минздравом для лечения ковида. А основной сегмент производится у нас в России: это и противовирусные препараты, например фавипиравир, авифавир, коронавир. За последнюю неделю увеличилось производство этой номенклатуры более чем в два раза, и мы вышли на производство от 300 тыс. с лишним упаковок в неделю. Что касается антибиотиков — азитромицин, моксифлоксацин, левофлоксацин, по ним только за последнюю неделю выросло производство на 60–70%. Мы исходим из того, что требуется определенное время, чтобы от производства, прохождения процедуры введения в гражданский оборот лекарственные средства поступили непосредственно в аптеки. Наши предприятия оптимизируют в том числе и логистическую цепочку, "спрямляя" свои поставки, напрямую поставляя в медицинские учреждения, минуя дистрибьюторское звено. При этом, конечно, общее количество аптек по стране производителям сложно закрыть напрямую, поэтому дистрибьюторское звено здесь крайне необходимо, и они сегодня работают эффективно.

В октябре были определенные сбои в системе маркировки, и председатель правительства пошел навстречу, чтобы упростить процедуру, переведя (систему) из разрешительного порядка в уведомительный. Чтобы тот объемный запрос, который сформировался в первую очередь от аптечного сегмента, можно было бы оптимально быстро закрыть. При этом система сохраняет свою работоспособность, она функционирует. Поэтому я уверен, что промежуток времени до февраля, а потом с февраля по июль достаточен для того, чтобы система была полностью адаптирована для работы всех звеньев цепочки. На сегодняшний день могу сказать, что примерно 15% аптек пока не зарегистрированы в системе, и около 13% — что касается дистрибьютерского звена. Коллеги все до единого должны быть зарегистрированы в системе и адаптированы к ее работе. Сама система также нарастила обороты с учетом такого спроса на лекарственные препараты.

Если вы и не задали так напрямую вопрос, то в ваших глазах этот вопрос и был: "Когда насытите именно аптечный сегмент?" Я думаю, что до середины декабря. Мы уже видим сегодня ответные цифры со стороны и производителей, и дистрибьюторов, да и, собственно, аптек, потому что мы получаем эти цифры как от системы маркировки — невзирая на то, что она уведомительная, мы видим остатки, так и по контрольно-кассовой технике. Невзирая на сохранение повышенного спроса, мы видим уже пополнение объемов как в производстве, дистрибьюторском звене, так и в аптеках. Нужно чуть-чуть еще времени для того, чтобы насытить этот спрос. Как вы знаете, при введении в гражданский оборот лекарственные средства проходят определенные процедуры контроля. Ты произвел — должен пройти контроль качества, и после этого — после карантина — они выходят непосредственно в сеть продаж. На это тоже требуется определенное время — от недели до двух.

— А вообще от маркировки лекарств не планируется отказаться?

— В этом не то что нет необходимости, это очень важное и крайне необходимое решение, которое своевременно было принято. Мы уже видим результаты эффективной работы этой системы в том, что мы вылавливаем такие случаи, как появление контрафакта в аптеках. Росздравнадзор буквально на прошлой неделе выявил факты продаж лекарственных средств из перечня препаратов от ковида, которые должны были выдаваться бесплатно, а они продавались. Это все результаты работы маркировки. В одной аптеке нашли незарегистрированный препарат турецкого производства. Как он попал на территорию нашей страны и каким образом он оказался в аптеке? Сегодня она (система) носит уведомительный характер, а со следующего июля будет уже разрешительный, ровно так, как это было с июля текущего года. И мы в онлайн-режиме будем видеть всю картинку от производства до выхода из оборота либо в аптеку либо в госпитальный сегмент.

— Как сейчас обстоят дела с медицинским кислородом? Вы говорили, что в 22 регионах есть проблемы, они решены?

— Я говорил об этом в конце октября, когда посещал одно из производств в Московской области, которое как раз занимается и производством оборудования ("Криогенмаш"), и производством кислорода медицинского (компания "Линде" в Балашихе). Мы действительно на тот момент видели определенные сигналы от 22 регионов. Меньше чем за месяц выдано было уже 14 лицензий, и еще семь на сегодняшний день находятся на рассмотрении. Причем мы соптимизировали сроки их выдачи за считаные дни для того, чтобы обеспечить ритмичность. Это просто рекордно короткие сроки для того, чтобы можно было обеспечить ту потребность, которая есть сегодня у системы здравоохранения. Это также касается и оборудования. Нужны в том числе, например, и газификаторы, которые производят наши предприятия. Здесь также образовался повышенный спрос на эту продукцию, и коллеги сегодня стараются поставлять ее и системно наращивать объемы производства.

— Вакцина от коронавируса: сколько мы производим ее сейчас и какие планы у нас на следующий год? Когда производители смогут обеспечивать массовую вакцинацию россиян?

— Что касается решений по массовой вакцинации, здесь коллеги из Минздрава должны принять в ближайшие дни, если не сказать в ближайшее время, решение по дате. Что касается производства и готовности систем транспортировки — это два неразрывно связанных сегмента. На ноябрь месяц должно быть произведено 500 тыс. доз, а на декабрь мы рассчитываем выйти на 1,5 млн. Но наши производители будут стараться выйти на 2 млн доз производства. Это получается чуть больше, чем введение в гражданский оборот. При этом параллельно Росздравнадзор с Министерством здравоохранения сегодня занимаются работой по обеспечению регионов и готовности в части приема и транспортировки вакцины с учетом того, что первые дозы, которые будут поставляться, будут в замороженном виде с температурой хранения и транспортировки –18 °C. Что существенно отличается от зарубежных аналогов, где требуется –70 °C. –70 °C — это на самом деле огромная разница и огромная сложность в транспортировке и хранении. У нас стоит задача с начала следующего года перейти на новую форму — это стабильная жидкая форма, это системно и значительно упростит работу предприятий и систему транспортировки, и тем более хранения. Плюс ряд производителей планирует перейти на производство лиофильных форм — это порошок, который будет храниться при такой же температуре. Это еще больше упростит задачи как поставки внутри страны, так и поставки в перспективе за рубеж. Что касается объемов производства на следующий год, то мы должны кратно начать увеличивать объемы производства с февраля, но при этом будем стараться это сделать уже начиная с января месяца.

— Вы упомянули поставки и производство российской вакцины за рубеж. Есть ли понимание, когда уже начнется выпуск российской вакцины за рубежом, где и в каких объемах?

— Этим вопросом предметно занимается Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Мы им всячески содействуем и помогаем с точки зрения российского партнера, который будет обеспечивать трансфер уже производственной технологии, а не опытной, которая сегодня отрабатывается компаниями. В первую очередь это Китай, Бразилия, Индия, Южная Корея, и вот коллеги из Венгрии недавно получили несколько доз, кто готов также. И, естественно, страны ЕврАзЭС — Белоруссия, Казахстан. Будем поступательно расширять количество партнеров из-за рубежа, чтобы увеличивать объемы производства в первую очередь на внешнем контуре для того, чтобы наши производители обеспечили полностью закрытие той потребности, которая есть у нас в стране для полномасштабной вакцинации.

— Подала ли Россия заявку на разрешение продаж нашей вакцины в Евросоюзе, в Европе? Планирует ли это сделать?

— Эта работа (по продвижению вакцины на внешние рынки) происходит также на системном уровне, международным сотрудничеством занимается РФПИ. Сейчас формируется международное досье, которое будет подаваться уже в те страны, которые заинтересованы либо в закупке, либо в производстве нашей вакцины. РФПИ параллельно направил материалы во Всемирную организацию здравоохранения для того, чтобы участвовать в программах ВОЗ.

— Давайте перейдем к другим отраслям. Как вы сейчас оцениваете состояние российского ретейла — торговых центров и общепита. Есть ли у вас прогноз, как отрасль закончит этот тяжелый год?

— Год действительно очень непростой. Что касается в целом ретейла, то снижение на сегодняшний день около 4,8%. При этом больше всех пострадал, конечно же, непродовольственный сегмент. Если брать первые месяцы пандемии — март, апрель, май, то снижение было до 40% объемов. Летом с учетом всех требований, которые были отработаны с Роспотребнадзором и регионами, ситуация несколько изменилась. За этот период непродовольственный ретейл немного восстановился. Но с учетом второй волны и при дополнительных ограничениях регионов мы видим сегодня, что этот сегмент сохраняет определенную негативную тенденцию. Конечно, не в тех цифрах, как это было в первой половине года, но тем не менее у нас сохраняются опасения в части этого сегмента. То же самое касается общепита. Если говорить, например, о продовольственной рознице, то, с одной стороны, она вся работала, но в какой-то период крупная розница перетянула на себя объемы продаж. Крупная розница вышла с плюсом около 10%, а мелкая розница показывает негативные цифры, хоть и небольшие — около 5% снижения на сегодняшний день. Поэтому когда мы берем общие цифры, то это 4,8%, особенно с учетом большого прироста — 300% — онлайн-торговли. Онлайн-торговля на себя забрала существенный объем. Объективно понятно, что люди сидели по домам и использовали эту возможность и ресурс для того, чтобы не ходить в магазин, а осуществляли заказы любой продукции — и продовольственной, и непродовольственной — по интернету. Результат 4,8% — я думаю, примерно в таких параметрах мы должны закончить год.

— Есть ли у вас прогноз, какой процент заведений общепита может не пережить этот год и закрыться?

— Примерно 20% точек общепита, к сожалению, не пережили этой ситуации. Это цифры на 1 октября. Если говорить, как сложится ситуация до конца года, то думаю, что драматически она не изменится. Но такие параметры, конечно, говорят сами за себя. Мы надеемся, что следующий год должен быть восстановительным для этого сегмента, потому что постепенно общепит должен восстанавливаться, и эти предприятия или те, кто будет появляться вместо них, они должны постепенно восстановиться.

— Планируете их как-то еще поддержать дополнительно?

— Правительством был принят достаточно большой пакет мер в три этапа в этом году. И все те предприятия, в том числе и общепита, кто имел желание использовать эти ресурсы, они ими, конечно же, воспользовались. Если кто-то из собственников принял решение уволить сотрудников — но мы изначально предполагали, что льготные займы будут предоставляться только тем, кто будет сохранять численность, и пошли навстречу предприятиям, обозначив возможность в апреле следующего года списать эти займы, если сохранится численность предприятия. До 10% отклонение допускалось. Ну а те, кто не принял такие правила, здесь уже, как говорится, хозяин барин.

— Как вы оцениваете механизм QR-кодов? Насколько он эффективен и, по-вашему, какая доля заведений может их ввести?

— Вы знаете, такую форму не так давно внедрила Москва, если мы говорим про заведения досуга, рестораны, бары, клубы. Наверное, эта мера должна дать свой результат. Мы посмотрим в части ее эффективности хотя бы по концу года, пока за месяц функционирования сложно сказать на цифрах. Данная мера может и другими регионами применяться, насколько сами регионы будут эффективно подхватывать эту инициативу. Каждый регион принимает решения самостоятельно, исходя из требований Роспотребнадзора. Мы все-таки исходим из того и призываем регионы к тому, чтобы они максимально внимательно относились к бизнесу, предпринимательскому сообществу, потому что это экономика, в конце концов, регионов. Но при этом, как мы всегда говорим, нормы и требования Роспотребнадзора должны быть обязательны к применению и к соблюдению. Если применил, то работаешь. Не применил — извините, не работаешь.

Любая мера, разумная с точки зрения снижения заражения нашего населения, должна применяться.

— Еще одна отрасль, которая очень пострадала в пандемию, это авиаотрасль. Недавно вы общались с коллегой из Египта на межправкомиссии. Обсуждали ли возможность возобновления чартеров в Египет?

— Мы действительно недавно встречались с министром иностранных дел Египта. Мы, если честно, предметно не обсуждали вопрос, связанный с авиационными перевозками. Но могу сказать, что коллеги из Египта сделали очень много для того, чтобы модернизировать систему работы авиационной безопасности в тех городах, курортах, куда традиционно наши чартеры летали, это и Хургада, и Шарм-эш-Шейх. Мы исходим из того, что по мере снижения проблем по коронавирусу будет возврат к обсуждению этого вопроса, в том числе учитывая, как я сказал, вопросы авиационной безопасности. Основное, что мы обсуждали с коллегой, это в первую очередь темы, связанные с особой экономической зоной рядом с Суэцким каналом, и темы, связанные с промышленной кооперацией, которые мы сегодня активно развиваем с коллегами.

— Самолет МС-21. Успеет ли он получить сертификацию в России в этом году?

— Мы надеемся это сделать до конца следующего года, исходя из всех тех вызовов, которые мы получили в текущем году. В первую очередь сдвижка вправо связана с тем, что были введены ограничения зарубежными властями в части работы предприятий по поставке компонентов и по ограничениям перелетов специалистов, которые участвовали в испытательных полетах и в наладке оборудования, которое используется для производства этого самолета.

— Первый полет самолета Ил-114-300 — когда он состоится?

— Первый самолет находится сейчас уже на аэродроме и готовится к первому вылету, это произойдет буквально в ближайшие дни. Находится в завершении производства уже второй самолет. Те сроки, которые были обозначены, мы вписываемся в них. С 2023 года мы рассчитываем на первые поставки в российские авиакомпании.

— Автомобильная отрасль. Продажи автомобилей за девять месяцев снизились на 13%, производство на четверть. При этом дилеры и автолюбители говорят об ажиотаже, о том, что спрос на машины — как на новые, так и на подержанные — очень неплохой, и машин не хватает. Когда будет решен этот дефицит?

— Да, были хорошие, позитивные результаты по сентябрю и по октябрю, но явного дефицита автомобилей мы не видим. Посмотрим, как мы закончим ноябрь, рассчитываем также и в декабре сохранить эту положительную тенденцию. Если она сохранится, тогда я смогу с большей уверенностью говорить о том, что наша отрасль поступательно восстанавливается и мы можем давать прогнозы на 2021 год. Пока могу сказать, что мы можем давать осторожный прогноз на текущий год, что мы видим тенденцию закончить год с показателем минус 10% по рынку и примерно 15–20% снижение по производству. Те меры, которые были своевременно приняты правительством, повлияли на положительную динамику, и, конечно же, отложенный спрос. Два фактора, которые сегодня влияют на эту положительную тенденцию.

— По вашей оценке, насколько вырастут цены на машины?

— Если смотреть по текущему году, мы слышим о том, что есть повышение то по одной модели, то по другой модели. Но если брать по году, я не берусь за каждую модель говорить, мне кажется, что будет в пределах инфляции.

— Автоотрасль просила еще о дополнительной мере поддержки льготного автокредитования. Планируете ли вы дать больше денег на это в следующем году?

— Тех 9 млрд рублей, которые уже предусмотрены, должно хватить на полгода. Мы традиционно исходим из того, что, запуская программу спроса, будем мониторить ситуацию и принимать своевременно решение для того, чтобы рынок и производство правильно почувствовали те меры поддержки, которые оказываются со стороны правительства. Поэтому у нас в первую очередь задача поддержать производство. Прогнозы по следующему году должны быть более позитивными.

Мнение читателей
0
2
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Без дефицита чего-нибудь никак не обойтись?

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования