За 100 убитых и 30 плененных фашистов в Берлине представили к званию Героя фронтовика из Бердска

Но Иван Панов получил орден Красного Знамени. 19 летний сибиряк был самым молодым солдатом, штурмовавшим Рейхстаг.

За 100 убитых и 30 плененных фашистов в Берлине представили к званию Героя фронтовика из Бердска
Иван Панов жил в Бердске с 1962 года
Сюжет: Победители
За 100 убитых и 30 плененных фашистов в Берлине представили к званию Героя фронтовика из Бердска

В День знаний во всех регионах страны стартует прием заявок на конкурс «Уроки Победы»Стань соучастником: Просим помочь с изданием проекта «Победители» о фронтовиках БердскаЕщё 12 новостейСюжет: Фронтовой альбом «ПОБЕДИТЕЛИ»Перед смертью насадил на вилы немецкого офицера фронтовик из БердскаУйти и не вернуться: На фронте сгинули три брата из БердскаЕщё 44 новостей

Небольшой конверт с архивными документами в городском историко-художественном музее немало рассказал о подвигах фронтовика из Бердска Ивана Панова.

Он был самым молодым солдатом, всего 19 лет, который штурмовал Рейхстаг, и оставил на его стене свой автограф. В армию его призвали в неполные 18 лет. Совсем мальчишка.

За штурм Рейхстага Иван Панов получил орден Красного Знамени. Очень престижную в то время награду. Ивана Петровича за взятие Берлина даже представляли к званию Героя Советского Союза. Об этом говорит наградной лист. И подвиги, которые там описаны, были ошеломляющими. Ведь речь идет о 19-летнем сибирском пареньке. А он только за несколько дней убил 100 фрицев и 30 взял в плен. Почему не присвоили, никто не знает, возможно, кто-то посчитал, что уж слишком юн мальчишка для такого высокого звания.

Из наградного листа:
«В боях за Берлин 24-27 апреля 1945 года товарищ Панов действовал исключительно смело, инициативно, проявляя образцы мужества воинского умения, героически преодолевая трудности и презирая опасность. В бою 25 апреля на пути подразделения, в котором действовал товарищ Панов, засел вражеский станковый пулеметчик. Товарищ Панов вызвался уничтожить пулемет. Он, рискуя жизнью, пробрался в тыл немецкому пульрасчету, гранатой и автоматом уничтожил его.

27 апреля в уличных боях в Берлине действовал в разведке, обнаружил вражескую засаду автоматчиков и умелыми и смелыми действиями уничтожил 15 гитлеровцев. Когда был убит командир отделения товарищ Панов взял команду отделением на себя, повел его подвалами и задворками в обход немцам и захватил 15 орудий и две зенитных установки.

За три дня боев за Берлин товарищ Панов лично уничтожил до 100 гитлеровцев и взял в плен 30 немцев.
Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза».

Из воспоминаний Панова Ивана Петровича:

«Война — слово страшное, грозное для взрослых и детей. Уходят на фронт старшие, а мы еще учимся, ведь я с 1926 года рождения.

В 1943 году я окончил школу, а в ноябре меня призвали в ряды Советской Армии. Служил 6 месяцев в Бердске, 5 мая 1944 года отправили меня и моих товарищей на фронт — 2-й Прибалтийский.

Первый бой под Идрицой, прорыв обороны противника. После этого боя дивизия стала называться Идрицкой. Меня наградили медалью за «Отвагу», проявленную при взятии укрепленных хуторов.

17 января 1945 года форсировали Вислу, штурмовали Варшаву. В середине марта вышли к Одеру, в апреле форсировали его и пошли на штурм Берлина. Самый молодой из всех, кто штурмовал Рейхстаг, был я — 19 лет.

Автограф на Рейхстаге

Весна. Первомай. Тогда, в памятном сорок пятом для нас, солдат, штурмовавших гитлервский Рейхстаг, эти слова соединялись в одном, очень емком, выстраданном, омытом кровью и в то же время наполненном радостью слове — «Победа!».

Наш батальон, тот самый, которым командовал капитан Неустроев, изветсный ныне всему миру, 28 апреля вышел к реке Шпрее. Перед нами, в некотором удалении от реки, затянотое пеленой дыма, виднелось здание с массивными колоннами и куполообразной крышей. Кто-то удивленно воскликнул:

— Братцы, так это же Рейхстаг!

— Не может быть…

Командир роты, старший лейтенант Панкратов уверенно подтвердил, словно когда-то бывал на этих берегах, в парке, что зеленели справа, на площади, раскинвшейся перед зданием с колоннами.

-Это почему же не может быть? Оно, фашистское логово.

Да, перед нами был Рейхстаг, последний бастион гитлеровской армии. Но как подступиться к нему? Шпрее — невелика. Даже наша сибирская речка Тартас, на которой я вырос, в весеннюю пору раза в три шире. Переплыть ее — раз плюнуть, однако забраться на берег трехкилометровой высоты, одетый полированным гранитом, невозможно. Остается одно: атаковать через мост, перегороженный баррикадами и, как видно, заминированный.

Вечером немцы пытались взорвать мост. Взрыв встряхнул гранитные берега, но мост не разрушился, лишь слегка прогнулся и накренился.
На рассвете, еще до артподготовки, старший лейтенант Панкратов подозвал меня и сказал:
— Иван, ты помнишь Шмайдемюль? А Куненрсдорт? Там было трудно. Но ты дрался не хуже сержанта Шакирова, который погиб здесь, возле Шпрее. Я поручаю тебе…

Одним словом, я получил задание: стремительным броском достигнуть первой баррикады, забросать ее гранатами, не задерживаясь, прорваться ко второй баррикаде, а затем перемахнуть через улицу к первому дому. За мной должен был идти рядовой Коломбет, мой товарищ по отделению, с которым прошли мы неблизкий путь от Идрицы до Берлина. Это и подбадривало меня: двое — не один! А потом подоспеет и рота.

Я прорвался. Вслед за мной прибежал Коломбет. А на мосту уже встала стена взрывов. Из окон верхних этажей, из парка, из черного здания, что углом выходило к набережной тянулись светящиеся строчки трассирующих пуль. Но они не могли сдержать наступательного порыва наших солдат. Жестокая схватка с отборными гитлеровскими головорезами длилась более суток. В подземных галереях «Дома Гиммлера», коридорах и лестничных клетках — всюду кипели рукопашные поединки.

И вот, наконец, королевская площадь. Триста метров отделяют нас от Рейхстага. И каждый метр площади простреливается десятками пулеметов. На нее нацелены сотни минометов и орудийных стволов. Площадь изрыта траншеями и рвами, заполненными водой. Мы прошли эту «Площадь смерти».

Роту вел парторг Саянов. Я помню, как мы достигли гранитных ступенек Рейхстага и залегли возле них. Из парка Тиргарштеин строчил вражеский пулемет. И те, что хотели распахнуть стальную дверь, упали замертво возле нее. Мы схватили обломки станины немецкой пушки и, забыв об опасности, стали бить этим тараном в дверь. Она прогнулась. Кто-то сунул ствол немецкого пулемета в образовавшуюся щель в притворе, и дверь распахнулась. В темный, точно ущелье, проход, полетели гранаты.

Весь это день, ночь и еще день здесь кипели горячие схватки. Над куполом здания уже развевалось Знамя Победы, водруженное Егоровым и Кантарией.

…Я помню длинную вереницу пленных с мертвенно белыми лицами и озаренные радостью лица наших бойцов. Помню корявые надписи на стенах Рейхстага. Там среди множества солдатских автографов остался и мой.

Награды мои скоромные: за штурм Рейхстага — орден Красного Знамени, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией» и ряд благодарностей.

В Бердске живу с 1962 года. Работаю заведующим городским финансовым отделом при горисполкоме».

(Взято из музея школы №2 в январе 1969 года).

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Ваши родные воевали?

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования