По ложному доносу в ГУЛАГ за «дележку супа и хлеба» отправили репрессированного отца жительницы Бердска

Владимир Курченков получил пять лет лагерей и умер о пелиогры в лагере Архангельска. Дочь пытается добиться признания его фронтовиком, так как он воевал во время Великой Отечественной.

По ложному доносу в ГУЛАГ за дележку супа и хлеба отправили репрессированного отца жительницы Бердска
Единственное, что осталось в память об отце у Александры Петренко — это его красноармейская книжка

Долгие годы не знала, при каких обстоятельствах умер ее отец, жительница Бердска Александра Петренко.

Саше было всего несколько месяцев отроду, когда началась Великая Отечественная война. Семья ее жила в деревне Львовке бывшего Пудинского района Томской области. Отца Александры Владимира Курченкова призвали в армию в самом начале войны. Было 38 лет.

— Мы жили в землянке. Перед самой войной отец начал строить дом. Но отца забрали на фронт, и дом остался недостроенным. Как вспоминала мама, какой-то дедушка мимо их дома проходил и сказал: «Надежда, если хочешь сохранить ребенка, переходи в недостроенный дом». Я этот дом помню. Две комнаты у нас было, без сеней. В одной комнате мама замазала все окна, утеплила ее и переехала туда вместе со мной из землянки, — рассказала «Курьер. Среда. Бердск» Александра Петренко.

Бывших «кулаков» в Сибирь

В 30-е годы семью мамы Александры, Надежды Васильевны, проживавшей на Украине, «раскулачили» и отправили на поселение в Сибирь. В теплушках вместе с другими «кулаками», практически без еды и вещей. Отец семейства Василий Герасимчук вместе с тремя старшими детьми оказался в Иркутской области, а его супруга с сестрой и остальными детками попала в Томскую область.

Везли их на барже по Томи. Баржа остановилась, людей высадили на берегу. Живите, как хотите. Очень много умерло тогда народа, рассказывала дочери Надежда Васильевна. Какой-то мужик дал им топор, и они соорудили времянку, чтобы хоть как-то пережить зиму.

Василий Герасимчук служил в царской армии писарем. Имел офицерский чин. Вернулся со службы, продал свои сапоги и купил небольшой надел земли в дополнении к той, что у него уже была. Большую семью, в которой росли шестеро детей, нужно было кормить. Вот из-за этого клочка земли на семью Герасимчуков и обрушились репрессии.

Из Иркутской области на имя Иосифа Сталина Василий Кононович написал письмо с просьбой разрешить ему воссоединиться с семьей. Разрешение пришло. Он приехал во Львовку, когда бабушки Александры уже не было в живых.

Владимир Курченков присылал жене письма с фронта. Она была намного младше его, на 14 лет, поэтому большая часть посланий состояла из советов, как утеплить комнату, чтобы не заморозить ребенка и картошку в погребе, и других. Потом письма перестали приходить.

В 1944 году Надежда Васильевна получила справку, что супруг ее умер в ноябре 1943 года от пелиогры.

После войны мама Александры вышла замуж за фронтовика. Он был очень нервный. Сжег все документы и фотографии бывшего мужа супруги. Надежда Васильевна ничего не рассказывала дочери о родном отце.

В 90-х годах, когда Александра Владимировна ушла на заслуженный отдых, она начала разыскивать сведения о своем отце. Пока была жива мать, она ей этого не разрешала делать. Может быть, она что-то и знала, но тогда об этом не говорили, отметила бердчанка.

Ложный донос. Пять лет ГУЛАГА

Она писала во все инстанции, в которые только могла, прежде чем узнала, что отец умер в лагере в Архангельске. Подробности выяснились в архиве ФСБ.

— Из дела узнала, что отец был сиротой с 14 лет. Родом он из деревни Михайловка Татарского района Новосибирской области. Арестовали его по ложному доносу, мол, участвовал при дележке хлеба и супа. По статье 58 ему дали 5 лет лагерей. Он и умер там. От болезни пелиогра. Я потом спрашивала, что это за заболевание, узнала, что нервное. Потом мне под роспись вернули красноармейскую книжку отца. В ней был рецепт с его фамилией. И талон приклеен.

Получилось так, что репрессированной была не только мама Александры Владимировны, под жернова репрессий попал и ее отец.

Последние годы Александра Петренко пытается добиться, чтобы ее отца признали фронтовиком, ведь он был на фронте. Но у нее ничего не выходит. Между тем, она продолжает бороться за то, чтобы восстановить его статус.

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Галина Панчева

Поросёнок Пётр, 31 августа 2019 22:54
Страшное время, чёрные страницы истории, о повторении которых так многие ныне мечтают...
Аноним, 01 сентября 2019 11:39
Время говорите страшное.
Это когда землю можно было купить за сапоги.
Попробуйте сделать это сейчас.
Тогда сажали и рабочих и генералов.
Сейчас одним 15лет, другим домашний арест с условно- досрочным.
Тогда сажали по доносу, сейчас могут найти то чего не было и без доноса.
Да и сидит счас больше, чем тогда.
Разве пока не расстреливают.
Аноним, 01 сентября 2019 12:11
Александра Петренко, откуда вы узнали, что донос был ложным?
В деле, с которым вы ознакомились, прямо так и было написано: "Арестован по ложному доносу"?
Аноним, 02 сентября 2019 16:15
Ну если реабилитирован за отсутствием состава преступления, значит, невиновен. Любопытно другое. Почему репрессированный, но реабилитированный участник войны участником не считается.

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования